На главную страницу
На главную страницу
   
 

 

  Исследования




версия для печати Статьи »  Исследования »  Физиология фридайвинга » 

 Петер Шерд - Homo Apneous

Автор: Петер Шерд
предыдущая статья предыдущая    следующая статья следующая  
 тематика: 

Петер Шерд - Homo Apneous

 

Что может быть общего между отсутствием шерсти, слезами, миссионерской позицией в сексе, рефлексе задержки дыхания и речью? Есть точка зрения, что все это следствие адаптации к жизни в водной среде.

 

В 1967г Десмонд Моррис констатировал: «Существует 193 разновидности обезьян и приматов. 192 из них покрыты шерстью. Исключением является Хомо Сапиенс. Зоологи начинают делать предположения. Где и для чего это может быть преимуществом?»

 

Сказать, что человек – это просто голый примат было бы некорректно. У нас ничуть не меньше волосяных фолликул, чем у шампанзе. Просто наши волосы значительно тоньше и короче – некоторые настолько тонкие и короткие, что практически не заметны. Количественно мы так же волосаты, как наши родственники – приматы. Качественно – практически голые. Почему?

 

Есть несколько предположений, почему мы лишились волосяного покрова:

 

- чтобы избежать перегрева под солнцем

- чтобы избавиться от клещей, вшей и прочих насекомых

- люди сохраняют признаки «младенчества» всю жизнь, в отличие от других приматов

- большие животные имеют меньше волос, чем маленькие

- безволосость – результат сексуальной селекции

- шерсть больше нужна на воздухе, чем в воде.

 

 

Посмотрев на других «лысых» млекопитающих, мы найдем голых крыс, тапиров, свиней, водяного буйвола, гиппопотама, носорога, слона, моржа, дюгоня, ламантина, дельфинов и китов. 

Заметим, что:

 

- большинство живет в море, а не в пустыне  - все имеют кожных паразитов

- ни про кого нельзя сказать, что они имеют «младенческие» признаки 

- многие значительно меньше человека

- сексуальный выбор среди них не определяется безволосостью

- все ведут водный и полу-водный образ жизни в настоящем или вели его в прошлом.

 

Если не зарываться в тонкости, подобно кроту, и сравнить нашу кожу с кожей оставшихся животных мы увидим, что: все практически лишены волос; у всех нас значительно толще кожа, чем у наших ближайших биологических родственников; и все мы имеем значительно более толстый слой подкожного жира, чем они.

 

 

Это совсем не значит, что все эти создания стоят на одной из верхних ступеней эволюции. Эволюционно они ушли не дальше чем лемминг, горностай, заяц, лиса, волк, медведь, куропатка и сова. Смысл в том, что эволюция ведет к появлению похожих свойств у различных животных из разных видов в ходе приспособления к схожим условиям существования. Безволосость, толстая кожа, подкожный жир у млекопитающих - это адаптация к воде, так же как, к примеру, белая шерсть у животных и белые перья у птиц в Арктике - это адаптация к жизни в снегах.

 

Раздражение глаза практически у всех животных приводит к выделению влаги. Яркий свет, дым, пыль, грязь или трение провоцируют слезы. Уберите раздражающий фактор, и слезы со временем прекратятся. Но есть ли животные, которые плачут и без раздражения глаз и боли?

Морские птицы, морские игуаны, крокодилы, живущие в солёной воде, выдры, тюлени, дюгони, моржи и слоны – это все животные, у которых есть риск получить значительное количество соли из воды вместе с поглощаемой пищей. Их слезы соленые. Так же как и слезы человека. Опять мы видим эволюционное приспособление различных животных к одинаковым условиям среды обитания, в данном случае это выделение дополнительной соли из тела специальными железами рядом с глазами.

 

Значительно больший вопрос эволюционной биологии, чем волосатость человека, это бипедализм – почему человек ходит на двух ногах?

 

Впервые формулируя теорию водного происхождения человека, Харди написал:  «Возможно, человек учился держаться прямо именно в воде, а затем, по мере обретения устойчивости, он обнаружил, что это дает преимущества и вне водной среды». Как спортивный терапевт я вижу, что эта теория работает с каждым пациентом, который приходит в бассейн для реабилитации.

 

Чтобы адаптация сохранилась в ходе эволюции, она должна приносить очевидную пользу или преимущество для данного существа. Самое очевидное преимущество бипедализма в воде – возможность держать голову над водой при глубине выше уровня пояса. Возможно, при попытках спастись от врагов, инстинкт самосохранения вывел первых предков человека на мелководье. Однажды оказавшись там, предки человека обнаружили, что можно промышлять тем, что выбрасывает море на мелководье, затем начали охотиться  - вот вторая причина оставаться на мелководье и на границе с сушей.

 

Дальнейшие преимущества прямохождения легко понять многосторонностью, которую дает эта позиция в полуводном образе жизни. Все занятия, такие как ходьба по мелководью, плавание, ныряние, лазание по скалам и деревьям, передвижение по суше возможны для двуногого существа. Сама способность владеть разными способами передвижения по эффективности сильно перевешивала те ограничения, которые имелись в каждом таком способе по отдельности.

 

Поскольку тело адаптировалось к вертикальной позиции, произошло явное изменение в строении бедер и позвоночника. Теперь и они стали расположенными по вертикали. Для такого строения тела обычной позицией для половых отношений стала миссионерская позиция - лицом к лицу.

 

Мы единственные среди приматов, для кого характерна такая позиция в сексуальных отношениях. Однако, среди водных млекопитающих такая позиция для совокупления – норма. Киты, дельфины, бобры и выдры – все они демонстрируют именно такое поведение.  

 

Некоторые разновидности тюленей совокупляются лицом друг к другу в море, несмотря на то, что на суше они делают это обычным для сухопутных животных способом.

 

Дыхание у человека приспосабливается для хождения, плавания  и ныряния - это было необходимо, для того чтобы добывать себе пропитание в условиях мелководья. Заметим, что человек единственный вид среди приматов, способный контролировать дыхание. Мы не думаем, когда нужно переключить наше дыхание от непроизвольного к контролю за дыханием – это происходит каждый раз, когда мы задерживаем дыхание, погружаясь в воду.

 

Либерман убедительно доказывает что, “анатомически, большие обезьяны способны воспроизводить большинство звуков человеческой речи”. Способность шимпанзе осмысленно следовать инструкциям и “воспроизводить новые слова” состоящие из двух и более символов показывают, что у них достаточно разума для того, чтобы освоить синтаксис. Основа того, что приматы не могут разговаривать лежит не в принципиальном отличии мозга, или строения речевого аппарата, а в неспособности контролировать дыхание.

 

Мы можем разговаривать благодаря тем же анатомическим особенностям, с помощью которых произвольно задерживаем дыхание. Без этой способности мы бы не могли контролировать движения горлом, которые необходимы для воспроизведения речи. И это не смотря на наш ум и уникальное анатомическое строение гортани, способной опускаться  и подниматься.

 

Добавим к этому анатомические особенности дыхательных и метаболических реакций при погружении лица в воду и задержке дыхания, и будет странным не предположить, что человек в прошлом вел полуводный образ жизни.

 

В ходе раскопок и геологических расследований совсем недавно была случайно открыта теория, гармонирующая с теорией эволюции, о том, что биологические виды, изолированные и находящиеся под стрессовым воздействием окружающей среды, отклоняются от своих сородичей тем быстрее, чем больше и стабильнее их “родительская популяция”.

 

То, что мы называем теперь Красным морем, не всегда было таким, как мы привыкли видеть. С 6.7 до 5.4 миллиона лет назад это было место сильной геологической активности, которая привела к формированию острова Данакил на месте Красного моря. Об этом напоминают Данакильские Альпы высотой 1,335 метров оставшиеся в северо-западной Африке.

 

Вполне вероятно, что часть африканских обезьян была изолирована на острове Данакил. На этом небольшом острове со скромными ресурсами они были вынуждены обратиться к морю, где спасались от врагов и добывали пропитание.

 

В результате дальнейших геологических изменений остров Данакил опять присоединился к африканскому континенту и сильно изменившиеся создания вернулись в Африку к своим предкам обезьянам. Австралопитек афаренсис, первый потомок человека. Благодаря раскопкам мы знаем достаточно много о том, что было до Данакилского периода и уже после того, как Австалпитек афаренсис обосновался на континенте. Пробел в исследованиях, где почти ускользает “потерянное звено” между обезьяной и человеком как раз совпадает к Данакилским периодом.

 

Пока это все доказательства. Возможно, преждевременно говорить о Homo apneous, человеке свободно ныряющем, как прямом потомке тех прибрежных человекоподобных, сделавших свои первые шаги вглубь материка с острова Данакил. Но то, что мы об этом задумываемся, уже само по себе  говорит о том, что мы смотрим в правильном направлении.



Copyright © 2005 Free-diving.Ru
WebDive. Top100